Поучение в третью неделю Великого поста. О крестоношении (святитель Игнатий (Брянчанинов))

«Иже хощет по Мне ити, да отвержется себе, и возмет крест свой, и по Мне грядет», сказал Господь ученикам Своим, призвав их пред Себя, как сегодня слышали мы в Евангелии (Мк. 8:34).

Возлюбленные братия!

И мы – ученики Господа нашего Иисуса Христа, потому что мы – христиане. И мы призваны пред лице Господа во святой храм сей для слышания учения Его. Мы стоим пред лицем Господа; взоры Его устремлены на нас. Пред Ним обнажены наши души; тайные мысли и сокровенные ощущения наши явны Ему. Он видит все намерения наши; Он видит правды и согрешения, содеянные нами от юности нашей; видит всю жизнь нашу и прошедшую и будущую; несодеянное еще нами, уже написано в книзе Его[1]. Он презирает час перехода нашего в неизмеримую вечность и возвещает нам для спасения нашего Свое всесвятое заповедание: «Иже хощет по Мне ити, да отвержется себе, и возмет крест свой, и по Мне грядет».

Силою живой веры возведем к Господу мысленное око наше, – и мы узрим Его, узрим Его, Вездесущего, присутствующего здесь с нами! Отверзем наше сердце, отвалив от входа в него тяжкий камень ожесточения; услышим, рассмотрим, примем, усвоим себе учение Господа нашего.

Что значит – «отречься себя»? «Отречься себя» – значит оставить греховную жизнь. Грех, при посредстве которого совершилось наше падение, так объял все естество наше, что сделался для нас как бы природным: отречение от греха сделалось отречением от естества; отречение от естества есть отречение от себя. Вечная смерть, поразившая нашу душу, обратилась для нас в жизнь. Она требует пищи своей – греха, своего наслаждения – греха; при посредстве такой пищи и такого наслаждения вечная смерть поддерживает и сохраняет свое владычество над человеком. Но падший человек признает поддержание и развитие в себе владычества смерти развитием и преуспеянием жизни. Так зараженный смертельным недугом преобладается насильственным требованием недуга и ищет яств, усиливающих недуг, ищет их, как самонужнейшей пищи, как необходимого, приятнейшего наслаждения. Против этой вечной смерти, представляющейся жизнью болезнующему страшным падением человечеству, Господь произносит приговор Свой: «Иже аще хощет спасти душу свою, развивая в ней жизнь падения или вечную смерть, тот погубит ю: а иже погубит душу свою мене ради и евангелия, умерщвляя в себе греховные пожелания и отрицаясь от греховного наслаждения, той спасет ю» (Мк. 8:35). Указывая на весь мир, предстоящий нашим взорам, со всеми его красотами и прелестями, Господь говорит: «Кая польза человеку, аще приобрящет мир весь, и отщетит душу свою?» (Мк. 8:36) Какая польза для человека, какое приобретение, если б он возобладал не чем-либо маловажным, но даже всем видимым миром? Этот видимый мир – только кратковременная гостиница человека! Нет никакого предмета на земле, нет на земле ни одного преимущества, которое мы могли бы признать нашею собственностью. Все отнимает у нас неумолимая и неминуемая смерть, а часто и прежде смерти отнимают их непредвидимые обстоятельства и перевороты. Самое тело наше мы слагаем с себя на заветном праге в вечность. Собственность наша, наше имущество и сокровище – это наша душа, одна наша душа. «Что даст человек измену на души своей?» (Мк. 8:37) говорит слово Божие. Нечем нам вознаградить потерю души, когда убьет ее вечная смерть, обольстительно представляющаяся жизнью.

Что значит взять крест свой? Крест был орудием поносной казни для черни и пленников, лишенных права гражданского. Гордый мир, мир враждебный Христу, лишает учеников Христовых тех прав, которыми пользуются сыны мира. «Аще от мира бысте были, – говорит Господь своим последователям, – мир убо свое любил бы: якоже от мира несте, но аз избрах вы от мира, сего ради ненавидит вас мир» (Ин. 15:19). «От сонмищ ижденут вы, … и всяк, иже убиет вы, возмнится службу приносити Богу» (Ин. 16:2). Взять крест свой – значит великодушно переносить те насмешки и поношения, которыми мир осыпает последователя Христова, те скорби и гонения, которыми грехолюбивый и слепотствующий мир преследует последователя Христова. «Сие бо есть угодно пред Богом, – говорит святой апостол Петр, – аще совести ради Божия терпит кто скорби, стражда без правды. На сие бо и звани бысте» (1 Пет. 2:19, 21) Господом, Который известил Своим возлюбленным: «в мире скорбни будете: но дерзайте, яко аз победих мир» (Ин. 16:33).

Взять крест свой – значит доблестно претерпевать тяжкий невидимый труд, невидимое томление и мученичество ради Евангелия при борьбе с собственными страстями, с живущим внутри нас грехом, с духами злобы, которые с яростию восстанут против нас и с ожесточением воспротивятся нам, когда мы вознамеримся свергнуть с себя иго греха и подчиниться игу Христову. «Несть наша брань, – сказал святой апостол Павел, – к крови и плоти, но к началом, и ко властем, и к миродержителям тмы века сего, к духовом злобы поднебесным» (Еф. 6:12). «Оружия воинства нашего не плотская, но сильна Богом на разорение твердем: помышления низлагающе, и всяко возношение, взимающееся на разум Божий, и пленяюще всяк разум в послушание Христово» (2 Кор. 10:4–5). Одержав победу в этой невидимой, но многотрудной брани, апостол восклицал: «Мне же да не будет хвалитися, токмо о кресте Господа нашего Иисуса Христа, имже мне мир распяся, и аз миру» (Гал. 6:14).

Взять крест свой – значит с покорностью и смирением подчиниться тем временным скорбям и бедствиям, которые благоугодно Божественному Промыслу попустить нам в очищение наших согрешений. Тогда крест служит для человека лествицею от земли к небу. Востек по этой лествице упоминаемый в Евангелии разбойник, востек из среды ужаснейших преступлений в светлейшие обители рая: он с креста своего произнес исполненные смиренномудрия глаголы; смиренномудрием вступил в богопознание, богопознанием приобрел небо. «Достойная по делом наю восприемлева, – сказал он, – помяни мя, Господи, егда приидеши во царствии си» (Лк. 23:41–42). И мы, возлюбленные братия, когда окружат нас скорби, будем повторять слова разбойника, слова, цена которых – рай! или, подобно Иову, благословим карающего нас правосудного и вместе милосердого Господа. «Благая, – говорил этот страдалец, – прияхом от руки Господни, злых ли не стерпим?» (Иов. 2:10) «яко Господеви изволися, тако и бысть: буди имя Господне благословенно во веки» (Иов. 1:21). Да сбудется над нами неложное обетование Божие: «Блажен муж, иже претерпит искушение: зане искушен быв приимет венец жизни, егоже обеща Бог любящим его» (Иак. 1:12).

Взять крест свой – значит добровольно и с усердием подчиниться лишениям и подвигам, которыми обуздываются бессловесные стремления нашей плоти. К такому распятию плоти прибегал и святой апостол Павел: «умерщвляю тело мое, – говорит он, – и порабощаю, да не како, иным проповедуя, сам не ключим буду» (1 Кор. 9:27). «Сущий во плоти», то есть не обуздывающие своей плоти, но допустившие ей преобладание над духом, «Богу угодити не могут». И потому, живя во плоти, мы должны жить не для плоти! «Аще по плоти живете, имате умрети вечною смертью; аще ли духом деяния плотская умерщвляете, живи будете» вечною, блаженною жизнию (Рим. 8:8, 13). Плоть существенно обуздывается духом; но тогда только дух может владычествовать над плотью и управлять ею, когда она приготовлена к повиновению распятием ее. Распинается плоть постом, бдением, коленопреклонениями и другими телесными трудами, возлагаемыми на нее благоразумно и умеренно. Благоразумный и умеренный телесный подвиг освобождает тело от тяжести и дебелости, изощряет его силы, содержит его постоянно легким и способным к деятельности. «Иже Христовы суть, говорит апостол, плоть распята со страстми и похотми» (Гал. 5:24).

[1] Святой Симеон Новый Богослов. По книге, написанной стихами, слово 55-е